Автор Тема: Туризм, основанный на религиозных интересах  (Прочитано 4838 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

dmitriy

Хотя мы не имеем возможности привести статистические данные, все же – это неоспоримый факт, что за годы, прошедшие после распада Советского Союза множество туристов из западных и некоторых других стран мира посетили Узбекистан в силу именно религиозных интересов. Еще в начале девяностых годов мы имели честь встречаться с христианам, которые в годы холодной войны с Советским Союзом молились над картой Узбекистана, прося Бога о свободе вероисповедания в этой республике. Со слезами радости они посещали церкви, общались с местными христианами и воздавали молитвы благодарности, видя в произошедших переменах ответ на свои молитвы.

Прошли годы, а количество верующих за рубежом, которые ищут общения с людьми одной с ними веры в нашей стране, не уменьшается. Причем речь идет не только о христианах.

Не секрет, что в последнее время, особенно среди молодежи и интеллигенции, в европейских странах ислам получил распространение, в значительной степени, благодаря суфизму. Этим объясняется интерес к таким памятникам, истории и религии Узбекистана, как ассамблея Багаутдина Накшбанди, мавзолеи Буян-Кули-Хана и Сайфутдина Бухарзи в Бухаре, мавзолеи Шейха Зайнудина Бобо, Шейхантаура и Зангиата в Ташкенте, а так же многим другим важным памятникам, знаменующим развитие суфизма в исламе.

Хотя в Узбекистане большинство населения имеет глубокие исламские корни, но также общеизвестно, что первые центры распространения христианства находились в Азии. В частности, несториане – одно из широко распространенных течений раннего христианства, оставили свои следы и на узбекской земле. В частности считается, что еще в V веке в Согде (Самарканде), где, несмотря на массовость зороастризма, господствовала веротерпимость, несториане сумели создать мощный христианский центр, концентрическими кругами евангелизировавший окружающий языческий мир, охватывая территории современных Бухары, Ферганы, Ташкента, Южного и Юго-Восточного Казахстана и современного Киргизстана. Согласно историческим исследованиям, в Бухаре, несторианский храм стоял у восточных ворот города вплоть до арабского завоевания в начале 8 века.

Следы несториан и по сей день можно обнаружить в прикладном творчестве народов Средней Азии. Исследователи находят эти следы в прикладном искусстве, языке и устной традиции. В частности наличие глубокого выреза на нательных рубахах, а так же расширяющийся по направлению к горлу запа’х верхних халатов у народов Средней Азии, объясняется тем, что в пору становления ислама, новые правители, требовали, чтобы одежда не закрывала шею. Это давало возможность отличать христиан, которые носили нательные кресты, от людей, исповедующих другую религию.

Одним из важных компонентов, повлиявшим на развитие так называемого Евангельского христианства в Центральной Азии, стали немцы - менониты. Они иммигрировали из Германии в Россию, а затем, из России в Туркестан в силу своих религиозных убеждений.

Российское правительство обещало менонитам освобождение от воинской обязанности. И они действительно не привлекались к службе в армии вплоть до 1880 года, когда русский царь Александр II издал новый указ. Согласно этому указу все мужчины менониты подлежали призыву в армию. Выход из сложной для менонитов ситуации был найден, когда один из лидеров менонитской общины Герман Янцен, встретился в Петербурге с генерал-губернатором Туркестана Фон-Кауфманом, тоже немцем по национальности. Кауфман пригласил менонитов в Русский Туркестан, пообещав им освобождение от налогов и воинской обязанности на 25 лет. Фактически у менонитов не было выбора, и они, оставив в России большую часть своего имущества, проделали сложнейший путь до поселка Сары-Агач, что в 25 километрах севернее Ташкента.

Со временем менониты основали свои маленькие общины повсюду на огромном пространстве Туркестана между Верным (ныне Алма-Ата) и Хивой. Один из менонитов даже служил переводчиком при дворе Хивинского Хана, а искусные менонитские мастера покрывали паркетом тронный зал ханского дворца в Хиве.

Во многих населенных пунктах Узбекистана немецкие общины сохранили свою жизнеспособность вплоть до конца 80-х годов 20 века, когда немцы массово, стали возвращаться на свою историческую родину. Многие из ныне действующих евангельских церквей в Узбекистане были основаны, или активно поддерживались немцами менонитами, которые в 1963 году присоединились к Союзу Евангельских Христиан-Баптистов в виду близости вероучений.

Первые поместные церкви баптистов на территории современного Узбекистана была основаны в конце 19 века в небольших поселениях не далеко от Ташкента (Газалкент, Карабог и Искандер), где селились переселенцы из России. Существующая до сих пор Газалкентская церковь – считается старейшей в Узбекистане.

Старейшая баптистская поместная церковь Ташкента была основана в 1905 году. До настоящего времени эта община является крупнейшей баптистской церковью в Узбекистане (около 600 членов). Союз Евангельских Христиан-Баптистов Узбекистана объединяет несколько десятков поместных церквей и групп по все стране, которые посещают в общей сложности около 1800 верующих.

Повсеместно в Узбекистане активно развиваются церкви пятидесятников (Центр Христиан Полного Евангелия) и церкви харизматического толка (в Ташкенте – Церковь Христа).

В последние годы множество протестантских церквей было образовано среди этнических корейцев живущих в Узбекистане.
« Последнее редактирование: 25 06 2012, 16:02 от dmitriy »